Двадцать двадцаток

А мне сборник прислали. Габариты — впечатляющие, содержание — тоже.



Начинается он с приключений северянина аж целых 15 лет на южном курорте. Нет, там не про море и девушек на яхте, а про заразу, мистику и верную дружбу. Тема заразы как раз актуальна в наше время — время нашествия ковида. И до него были эпидемии посерьезнее, и проходили, и выживали люди и жили дальше. И наша эпидемия уйдет, вспоминать потом будем. Добрая , грустная и поучительная история о маленькой девочке, которая хотела подарить сказку своим родственникам, и что из этого вышло. Хотели как лучше, а вышло — что вышло, то вышло, прочитаете — узнаете.

Чезаре Борджиа и Катарина Сфорца.. Сильные, страстные, смелые. По нашим меркам- беспредельщики оба. Их поединок в бою и не только.. Красиво все — сами герои, интерьеры, стиль повествования. А вот княжну Алину хотелось отправить батрачкой к немецким колонистам. Нежно любимый мной Нестор Махно после такого рванул в политику, учебой увлекся. Лишь бы туда больше не возвращаться. Княжне, авось, тоже трудотерапия поможет. Александру хватит розог наружно два раза в день. На неделю минимум. Чтобы мозги на место вернулись.

Потрясающий разбор оперы «Князь Игорь». Русофобию там критики углядели. Как выражается — а в одежде Ярославны, чего это она в лохмотьях!

Соратника Анри де Ларошжаклена было искренне жаль. Диагноз !аутизм« сиял над ним неоновой вывеской. Потом стало жаль его жену Маргариту, а Морису хотелось нанять опекуна. Кто такого в армию-то взял! Нет, сидела я на профотборе, видела всяко, да не тако!

Для любителей поэзии — стихи. Много. Разные.

Боящимся анимэ как я мышей могу сказать одно — нет там ничего такого анимешного. Все вполне реалистично и привычно. Не напугаетесь, наоборот, будет интересно.

Со сборником пришло вот такое очарование. Они красивые, изящные, маленькие. А, главное — одинаковые! Мои мелкие не передерутся.

Книги.

Семья, воспитание детей — для меня темы актуальные.

Огромное спасибо за радость и пользу!

О разведенках с прицепом замолвите слово, или задолбали, в натуре.

Именно так - в натуре, задолбали. Задолбали считать разведенных женщин чудовищами и причиной всех бед человечества, особенно бед несчастных брошенных мужчин и счастливозамужних женщин. Это их, обеспечивающих семью мужчин так, что слова "нет денег" для женщины звучали, как текст на китайском, это их, покорно делавших все домашние дела, пока гадская будущая разведенка прохлаждалась в салонах красоты, это их, уделявших время детям, пока их мать... ну, вы поняли. Это их, замечательных мужей и отличных отцов, нагло бросили проклятые разрушительницы семьи и, вы только вдумайтесь в ужас содеянного! - поставили на алименты.

Это их, счастливо живущих в браке любимых и любящих жен завистливые злобные, лишившиеся мужей и секса разведенки склонили к разводу, растоптав крепкий брак, как спецназовец яйцо берцем.

Долой их, разведенок с прицепом, желающих повесить своих детей на шею аленю (да, вот такое слово странное, и я в курсе, как оно правильно пишется) и себя заодно. Поскольку работать разведенки не могут, не умеют и не хотят.

Уймитесь, испуганные моралисты и обвинители. Сами мы - и работаем, и детей растим. А подруги дорогие, счастливозамужние - да не нужны нам ваши мужья даже с доплатой. Оставьте их себе и наслаждайтесь ими и с ними. А нас не трогайте. Не до вас нам, правда. И не до вашего нытья. Нам еще в этот, салон крысоты надо, вот! 

Почему небо синее — 13

Дождавшись, когда все уснут, Ник тихо прошел на кухню, достал хранившееся за шкафом большое потрескавшееся зеркало в облезшей раме, поставил его на стол и зажег несколько свечей. Потом встал так, чтобы видеть себя в мутной глубине, и начал читать монолог Гамлета, одновременно следя за выражением лица в зеркале. Постепенно Ник так увлекся, что говорил уже почти во весь голос. «Эй, кто тут?» — Ник вздрогнул от неожиданности и обернулся. На пороге кухни стоял хозяин дома — в одних штатах и босиком, зато с двумя пистолетами в руках. «Никого, это я» — смущенно ответил Ник. «С кем ты тут разговаривал?» — требовательно спросил герцог. «Ни с кем»  — честно ответил Ник. «Ну-ка, в глаза мне посмотри и руки покажи» — приказал Рэй. Ник выполнил приказ. «Да не наркотики это, я, это, в общем, я на актерский поступать хочу, вот! Я в кино, в театре смотрю на игру актеров, а потом стараюсь повторять перед зеркалом. Готовлюсь хоть так — курсы-то мне не по карману» — смущенно объяснил Ник. Герцог внимательно посмотрел на него — Нику показалось, что на него направили два пистолета, таким пугающе холодным был взгляд больших черных глаз. «Ладно, иди спать, поздно уже» — проговорил Рэй негромко и вышел из кухни. Ник убрал зеркало, потушил свечи и тоже направился  в комнату. Вечером, когда парни бурно отмечали удачное дело, герцог подошел к Нику и протянул ему конверт.  «Здесь две тысячи. Мы с Дагмар копили на..впрочем, это уже не важно. Забирай их и уходи». Ник стал отказываться — ему было неловко брать чужие деньги. «Перестань, Ник» — отмахнулся от его аргументов герцог. «У тебя есть мечта, исполни ее. Пусть хоть у тебя получится, раз у нас не вышло. Спрячь деньги и уходи сейчас же — иначе отнимут» — Ник взял конверт, положил его в карман и быстро скрылся в темноте. Он поклялся себе, что заработает эти деньги и вернет их, и поможет другу выбраться отсюда. Рэй не прав — ничего для них не кончено, пока жив — шанс есть всегда. Следующий год прошел как во сне — днем Ник учился, вечером подрабатывал — брался за любую работу. Разгружать вагоны, мыть машины, разносить еду, стричь газоны — он ни от чего не отказывался. Денег, которые дал ему Рэй, хватило, чтобы снять дешевую комнату и оплатить несколько занятий в актерской студии. Дальше Ник зарабатывал сам. Потом Ника стали приглашать в массовку, а однажды он увидел объявление — требуются парни и девушки для демонстрации одежды на показе молодежной моды. Дизайнер хотел видеть не профессиональных моделей, а обычных людей с улицы. Обаятельный, умевший держаться на сцене, двигавшийся с кошачьей грацией Ник был принят сразу. Заработал он на показе очень не плохо. Ему предлагали даже работу модели и еще кое-что. На подработку Ник согласился, а от другого предложения вежливо и дипломатично отказался. На мгновение Ник представил, что сделал бы с модельером Рэй. В живых бы точно не оставил — по законам района просто не имел на это права. Ник все это время помнил о своих друзьях, и не просто помнил — копил деньги. Наконец, нужная сумма была собрана, и Ник отправился в пятый район. Он не был здесь год — и не узнал его. Непривычная тишина царила на улицах, люди будто вымерли. Ник ходил уже несколько минут, озираясь по сторонам, когда увидел, наконец, людей. Трое пили явно не воду прямо из бутылки, передавая ее друг другу, и закусывали чем-то похожим на собачьи консервы. Парень подошел к ним. 

Collapse )

Раз ковбой, два ковбой...

На праздники мы получили аж две посылки. Одна — обычная такая, в почтовом привычном пакете. А другая... Когда ее мне вручили, я сразу вспомнила Техас или Колорадо. Ковбои, виски...Несли мы ее с сыном по улице медленно и осторожно, будто и впрямь из салуна виски тащим.


В посылке оказалось настоящее сокровище — крещенская святая вода.


Это обычную святую воду можно в любое время в любом храме набрать. Ну, в нашем точно можно. Приходи и бери, сколько нужно. А крещенскую — только раз в год. В этом году наша как-то очень быстро закончилась. А тут — целая немаленькая емкость. Икона «Страшный суд» — даже не знала, что есть такая. Моя библиотека духовной литературы пополнилась «Священной историей» для детей (им взрослые еще плохо понятны) и Евангелием от Луки.
Еще прислали лампаду — теперь их у нас две, как раз в каждую комнату. Книги — красота какая!




«Овод» вот — книга о том, как ни в коем случае нельзя себя вести молодому человеку и что будет, если все-таки не послушаешь старших и сделаешь все так, как главгерой. Красивую эту свечу я увидела только на фото — младший постарался.
Горит хорошо, проверено уже. Прыгунчик от нас ускакал и исчез. Маска для волос.
А этот маленький и добрый дракончик теперь живет у нас на полке. Ну никакого же сходства с детишками Дейенерис, правда? Два свитера — это на зиму. Обложка на паспорт — эксклюзив, и не из-за кожи, хоть она и натуральная, а из-за того, что изображено.

Соль для ванн и — смотрите, завидуйте! Чай...

Я, конечно, не Ян, но чай тоже очень люблю. А вдруг мы с ним родня...Дальняя..Нет, только не это. К соли еще очень подходит вот это — плетеные тапочки.  Надеюсь, моему неАдмиралу не придет в голову их поесть. А то самого в подарок куда-нибудь отправлю. Хоть и взрослые, а как дети — «ой, а что это, интересно, там, в коробке? Открываем скорее!»

Я вернусь за тобой-7

Нарушив все конвенции этого мира, император Альберт применил запрещенное оружие. Нет, он не стал, подобно герцогу Брауншвайгу, посылать в республику ядерные ракеты. Зачем нужно оружие, полураспад компонентов которого длиннее человеческой жизни? Биологическое оружие тоже не привлекло внимание императора. Фу, дезактивируй потом расползшихся по всей округе зараженных блох или в чем там эту гадость распространяют. Он отдал предпочтение химии. На беззащитные, мирно спящие города обрушился шквал огня. Странное вещество, похожее на напалм, горело на любой поверхности и не тушилось никаким из известных способов. Более того, испаряясь, адская смесь проникала в любую, даже самую узкую и незаметную, щель и взрывалось в помещении, выжигая все. А еще был газ — каждый раз разный. Жители городов стали подопытными кроликами, материалом, как называли их в лаборатории императора работавшие на него ученые. От боев в космосе решительно отказались — дорого и малоэффективно. Офицеров космофлота пересадили на бомбардировщики дальнего действия. Разумеется, привыкшие сражаться с равным себе противником, они отказались стать убийцами мирных жителей. Битттенфельд даже проявил не свойственную ему сообразительность и увел своих уланов к республиканцам. Но вскоре многим пришлось вернуться — предвидев реакцию офицеров, император приказал взять в заложники их семьи. Родителей, братьев, сестер, жен и детей поместили в концлагерь, который спешно организовали в старой казарме. Там же содержались и политические — все те, кто был недоволен правлением нового императора. Политические жили недолго — материал для экспериментов часто выходил из строя...Один из офицеров отказался исполнять приказ императора. Кадры того, что сделали с его семьей, каждую неделю показывали остальным. Больше отказов не поступало. Даже покончить с собой шансов у офицеров не было — надежно спрятанные камеры фиксировали малейшие показания приборов и действия летчиков. Погибнешь добровольно — твоя семья последует за тобой, пройдя через ад лаборатории. Тактика выжженной земли оказалась очень эффективной — республиканская армия отступала. Да и держались они только за счет умелого руководства и отчаянного мужества. Вопреки известному выражению, что люди меняются только в худшую сторону, Вальтер после аномальной зоны изменился в лучшую, превратившись из любителя дам и выпивки в умного, решительного и ответственного командира. А Ян пить бросил. Совсем. Сначала при виде бутылок со спиртосодержащей жидкостью он впадал в истерику, кричал  и вырывался. Ян очень хорошо помнил то мгновение, когда зомби склонился над ним. Бутылка бренди лежала рядом, и теперь прочно ассоциировалась в его сознании со смертельной опасностью. После лечения успокоительными препаратами истерики прекратились — Ян просто боялся. В магазине мимо полок со спиртным пробегал, зажмурясь. Да, Ян в мирное еще время ходил в магазин. Правда, вместе с Юлианом. Трезвость принесла хороший результат — избавившийся от воздействия алкоголя мозг работал четко и ясно. Ян оказался очень полезен — хорошо зная историю, он вовремя и к месту вспоминал успешные действия полководцев былых времен. «Много чего уже придумано до нас, надо просто воспользоваться» — часто повторял он. Так и держались. Пока держались... 

Я вернусь за тобой-6

— Советник Миттермайер что-то задерживается. Уж не умер ли от счастья — ехидно произнесла принцесса. — Посмотрите, что с ним. 

Несколько офицеров отправились выполнять приказ и вскоре вернулись. 

— Ваше высочество, кабинет заперт! На стук никто не отвечает.

- Откройте кабинет — распорядилась принцесса. Запасной ключ открыть замок не смог, так что массивную дверь пришлось ломать. Когда ее, наконец, открыли, в нос ударил сильный запах лекарства. Подчиненные Миттермайера  вместе со спешно вызванным врачом ворвались в кабинет, увидели висящий на спинке стула плащ, рюмку с остатками лекарств, и быстро направились в комнату отдыха. Никого.

— Взять живым — сквозь зубы процедила принцесса. Двое телохранителей принца взглянули на своего шефа. Тот утвердительно кивнул, и вскоре две крытые машины, набитые вооруженными до зубов наемниками, уже мчались к дому советника.

Миттермайер дрожащими руками перезарядил оружие. Последняя обойма, стрелять больше нечем. Да и сил тоже больше нет, они стремительно уходили вместе с текущей из нескольких ран кровью. Бывший советник навел на дверь старинный «Калашников». 

Collapse )

Наличие головы не значит ничего. Ее отсутствие значит много. ("Всадник без головы" Майн Рид)

Книга, прочитанная лет в 12-14, оказалась в моих руках еще раз в 40 очень плюс. И какая! Выпуска аж 1980 года, издательство Якутии. Вот вам и «чукча в чуме ждет рассвета». Для нас, детей и не детей 21 века, давно стали привычными яркие обложки и красочные цветные иллюстрации. Современные технологии позволят разместить на снежно-белых страницах что хотите — хоть кадры из фильма, снятого по книге, хоть коллаж из портретов актеров, хоть арты поклонников. Можно даже собственное лицо на обложку поместить, если книгу написали и издаете сами. По сравнению со всем этим великолепием книга из прошлого выглядит слишком простой и тусклой. Да и бумага — желтая и шершавая, иллюстрации черно-белые, местами напоминают трогательные арты не слишком художественно одаренных читателей. А для того времени эта книга — то, что надо. Плотная цветная обложка, иллюстрации, текст без ошибок — что вам еще не хватает!? Закушались вы, дорогие потомки, совсем закушались. Вот так выглядит книга и иллюстрации.
IMG_20210609_073639.jpg


Collapse )

Главгероиня фильма "Не могу сказать "прощай..."

Итак, она звалась…, да нет, не Татьяной, а Лидой. И письмо не писала, сразу с танковым напором ринулась в бой. Она ходила за ним как тень, она подарила ему себя, она выхаживала его после травмы. Заметим, с убегшей в утро женой главгерой так и не развелся… Это так, к слову. Раздражала меня та Людмила невероятно, да разве можно так навязываться, а? Оказалось, можно, еще и не так. Преподносят сию героиню чуть ли не как образец любви и самопожертвования. Достойно вознагражденной в конце фильма. Только вот вознагражденной чем?

Дамы и господа, кому данная героиня нравится? А кому нет?

"Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник.."("Мария-Антуанетта", Стефан Цвейг)

«Если у них нет хлеба, пусть кушают пирожные» — говорила ли прекрасная королева эти слова или нет, уже не важно, ей эту фразу припоминают часто. Хотя ведь могла сказануть, с ее-то умом...После «Марии Стюарт» — величественно-трагического эпоса о королеве из рода Стюартов ожидала я повествования в таком же стиле, ведь судьбы этих королев схожи — обе сложили головы на плахе. Но нет, «Мария-Антуанетта» — легкий, изящный, нежный, неспешный рассказ о воздушно-легкой, как эльф, королеве-девочке, так и не ставшей взрослой. Вот она, перед нами — юная тоненькая девочка беззаботно веселится и играет с сестрами в родном доме, младшая, любимая, балованная. Она — добрая, милая, жизнерадостная, только ленивая немного, невнимательная и учиться не любит. Подумаешь, кто из детей учиться-то любит! Сами, что ли, любили? Хорошая девочка, не испорченная, не злая, не жестокая. Но только девочка эта — принцесса, дочь императрицы, и за спиной ребенка уже ведутся переговоры о ее браке. Две враждующие династии хотят мира, а в залог этого мира отдают своих детей — принцесса Австрии и принц Франции станут мужем и женой. И кончатся раздоры, и придет мир...И вступит эльфийка на дорогу, ведущую ее к плахе, а страну, которой станет править она — к гибели. Им нельзя было вступать в брак, нельзя было восходить на трон. Родись они обычными людьми в обычных семьях — были бы и счастливы, и живы. Слишком живая, слишком подвижная, слишком беззаботная — она. И слишком вялый, слишком безразличный, слишком пассивный — он. Ей бы другого мужа — взрослого, серьезного, который мягко, но решительно ограничивал ее в тратах. Но Людовик этого не мог, даже если бы и захотел. Став королевой, и прежде расточительная принцесса просто отпустила всякие тормоза. Вот читаешь про это все и думаешь — «что ж ты делаешь, разве не видишь, к чему это ведет?» Какое-то болезненное пристрастие к роскоши, какая-та болезненная жажда развлечений. Она словно бежит от чего-то. «Я страшусь скуки» — говорила она и делала все, чтобы не скучать. Только почему-то ей в голову не приходило заняться чем-нибудь реально полезным. Нет, балы, наряды, карты, Трианон. Автор с присущими ему деликатностью и тактом попытался объяснить, почему королева так себя вела. Сейчас говорят грубее и проще — «мужика бы ей хорошего», ведь «девочка созрела». А муж — вообще не муж, а так, одно название. И ведь она верна ему была, не заводила любовников, не оскорбляла мужа. С пониманием относилась, а как радовалась, когда все у него получилось! Любви не было между ними, но нежная дружба, тепло и уважение — были. Хорошие люди, оба. Ни коварства и жестокости Екатерины Медичи, ни разврата Людовика XV, ни пыток, ни казней. Просто расточительность одной и попустительство другого привели страну к революции, а их, людей, никому не желавших и не делавших зла — на эшафот. «Мария-Антуанетта» — это о том, что хороший человек — не профессия, и за все в этой жизни приходится платить. И не всегда деньгами.  

Исчадие ада, убийца таланта, и просто стерва — встречайте, Ольга Ларина...

У нежной романтичной поэтичной и до краев наполненной разнообразными добродетелями, коих, правда, не видно, Татьяны была сестра. Звалась Ольга. Красивая блондинка — уже диагноз, пустая легкомысленная девица, чья порочность еще только приоткрывалась миру. Правда, мир эту порочность еще не видел. Она, эта Ольга, с детства отличалась дурными наклонностями. Вместо того, чтобы запоем читать всякую хрень, ой, то есть питать свой ум здоровой пищей романтизма, как ее сестрица, и воображать себя героинями сих опусов, то бишь творений романтиков, мерзкая девчонка с удовольствием «играла и прыгала» среди своих ровесниц. И делала это с немалым удовольствием, гадина этакая! А еще она умела «ласкаться к отцу и к матери своей», подхалимка несчастная! Когда же девица подросла, достигнув лет этак 16, то стала губить невинные души романтичных поэтов. Начала с Ленского, спровоцировав того на дуэль с другом. Комплименты ей, видите ли, нравятся! От других мужчин! Оленька, ты почти замужем! Да, нельзя хотеть нравиться! Да, это неприлично! И паранджу наденешь, и хиджаб, и лицо дегтем намажешь, если надо будет. Потому что! Чтобы муж не ревновал! Интересно, останься Ленский жив, он бы ее к каждому ревновал, кто красавице комплимент скажет? Что ж он такой — в себе не уверен, или рыльце в пушку? 

Collapse )