Абьюзы и абьюзеры

<p>Стала сейчас очень популярна тема насилия вообще и семейного в частности. В нашу жизнь прочно вошли сложновыговариваемые слова «абьюз» и «абьюзер», много инструкций, как распознать и что делать. Закон вот принимать хотят о домашнем насилии. А кто у нас жертва насилия? Несравненная Аннерозе. Насиловал ли ее Фридрих лично, посещением ли театров или совместным выращиванием роз, не известно и не понятно, ибо личико «милой» Фридриха везде одинаково кислое и недовольное. Не мила ей такая жизнь под пятой тирана. А почему? Печальная участь быть фавориткой или фаворитом правящей особы не важно какой внешности и пола желанна для многих при дворе. При любом, не обязательно Фридриха IV. Исключение — если уж монарх такой высокоморальный, что любой невинный флирт считается чуть ли не преступлением. Обычно же мораль и королевский двор сочетаются не очень. Так что место в постели монарха завоевывают по принципу «на войне как на войне», в ход идет все — яд, кинжал, черная магия. Спросите красавицу Атенаис де Монтеспан, она в курсе, как это делается. И соперниц убирают лихо. «Несчастная Фонтанж лежит в могиле, а мадам де Монтеспан провела два часа наедине с королем». Бекингема опять же вспомним, Джорджа Вилльерса тож. Фаворит Якова I, мужчины, вообще-то. И ничего, цвел и пах. Позором же такое положение считают дамы высоких моральных принципов, чаще всего искренне и глубоко верующие. Такие предпочтут смерть подобной участи. Вот как во времена Наполеона «я лучше умру, чем буду принадлежать ему!» — воскликнула красавица, бывшая рабыня причем, узнав, что император хочет видеть ее своей любовницей. А знатные придворные дамы при этом бесстыдно выставляли себя напоказ, как товар в лавке, желая привлечь внимание императора. Так, значит, Аннерозе — особа высокоморальная? Она же считала себя падшей женщиной. Вот, даже от света удалилась. Ага, вместе с юным пажом розы выращивать? Удаляются в монастырь, как Луиза де Лавальер. Она считала свою связь с королем грехом, хоть и любила Людовика, и удалилась грехи искупать. Луиза влюбилась, бывает. А, бывает, дама жертвует собой ради кого-то близкого, брата, например. Но тогда она этому брату активно помогает, иначе в чем смысл жертвы? «Как на передовую!? Его же там убьют или плохому научат! Нет, только в генеральный штаб, и польза и под присмотром!» Помощи от Аннерозе брату никакой нет, пирожные он и сам на зарплату купить может. Далее. Вот сидит красавица грустная, аки Аленушка на камушке, на воду печально глядит. Почему ничем не занята? Ах, депрессия! Вот и нет, депрессия, настоящая, это болезнь серьезная, без лечения не проходит, только хуже становится. Так что депрессивная Аннерозе за десять лет или слегла бы, или с собой покончила. А она жива, здорова, по театрам ходит. Нет, не смогла бы ходить, хоть плетьми секи, хоть железом жги. Сил встать с кровати просто не было бы. А она без дела сидит. Только вот дамы высокоморальные, в такую нехорошую для них ситуацию попавшие, не могут без дела сидеть. Или, сознавая свою греховность и неправильность жизни, стараются по мере возможности сделать что-то хорошее, помочь нуждающимся, например. Или духовную литературу читают, молятся, медитируют или исполняют другие ритуалы, их религией предусмотренные. Не могут такие дамы без пищи духовной, плохо им без этого. И без помощи людям не могут, уровень развития требует иной жизни, более осмысленной, полезной, чем придворные развлечения. Фридрих против будет вряд ли, да и кто хотел, находил время — и в тюрьмах, и в концлагерях люди молились, и в рабстве, вещью у жестокого хозяина являясь, не только сами молились, но и другим о вере рассказывали. Пример — дядя Том, да, «Хижина дяди Тома» та самая. После «освобождения» уехала Аннерозе в уединенное место, и что? Она же считает себя падшей, где искупление грехов? Почему юный паж рядом, а не женщина с похожей на аннерозину судьбой? Нет желания помочь, приют для жертв насилия построить, например? Человек, которого грехи тяготят, стремится искупить их, делом, молитвой. Не может он жить с этой тяжестью на душе. Аннерозе, как видим, может. Далее — любимый человек погиб, брат в шаге от помешательства, в кои-то веки помощи просит? И что делает сестра? Обвиняет брата в гибели друга и посылает нафиг. Свысока, как королева. Слова другие, смысл именно такой. Человек, искренне считающий себя грешником, никогда не обвинит другого в чем-либо. Как может он обвинять других, когда сам порочен! А вот отказать в помощи не сможет, если душа у человека чистая и любящая, он приедет утешать, даже в случае дуэли, где брат убил своего друга и теперь раскаивается, и хотел бы вернуть все назад, да не выйдет. Не отрекаются так быстро и просто любящие от своих любимых. Так что все эти рассуждения Аннерозе о греховности ее — не более чем пустые слова. Не считает она себя падшей женщиной, жертвой считает, всегда и во всем правой, которой весь мир задолжал и не отдает. Вот такой у нас абьюз и абьюзеры.  </p>

Почему небо синее 2

Банкетный зал ресторана «Манхеттен», казалось, был захвачен бандой лесных разбойников, ведь чем-то иным происходящее здесь обяъснить было невозможно. Лужи вина и обглоданные кости на дорогом паркете, перевернутые стулья, сдвинутые столы, порванные и перепачканные скатерти тончайшего полотна, полуодетая девица пытается изобразить стриптиз, вцепившись в колонну, патлатый парень скачет по залу, играя на воображаемой гитаре. Парочка у стола страстно целуется и, судя по всему, собирается переходить к более активным действиям. Кто-то мирно спит, положив голову в тарелку или уютно устроившись на полу. Из динамиков несется рев и грохот. А вот и нет, разбойники здесь ни при чем — это всего лишь гитарист быстро набравшей популярность рок-группы празднует свое восемнадцатилетие. Сам он, сидя с бокалом рома в руках чуть поодаль от столов в окружении ярко накрашенных девиц, невозмутимо наблюдает за творящимся безобразием. Сидящий за столом светловолосый подросток лет 14 старается быть невозмутимым, но ясно видно, что все происходящее ему очень не по душе. Вдруг музыка смолкла, в зале сразу стало очень тихо, несколько человек, недовольных тем, что кто-то осмелился прервать их веселье, решили разобраться, но застыли на месте. По залу шла девушка, взгляды всех присутствующих, кто был способен что-то соображать, устремились на нее. Черноволосая красавица словно летела по залу, едва касаясь пола, платье необычного кроя, одновременно скромное и подчеркивающее прекрасную фигуру девушки, развевалось, как легкие крылья феи. Элси, в свои юные годы уже известная и востребованная модель, демонстрировала сшитое специально для нее модным модельером платье, ну и свою красоту, разумеется. Подойдя к имениннику, она поцеловала его в щеку и вручила коробочку черного бархата, которую держала в руке. Девицы вытянули шеи, желая получше рассмотреть подарок. На черном бархате ярко выделялся золотой перстень — пять алмазов и россыпь ярких рубинов украшали его. «Вот, правда, копия, оригинал мне отказались продать, представляешь!» — с возмущением воскликнула красавица. «Нравится?» «Еще бы» — именинник в кои-то веки улыбнулся, и улыбка эта, неожиданно нежная, преобразила властное высокомерное лицо. На миг утратив обычную холодность Снежной королевы, оно стало обычным, человеческим. Тогда красавица осторожно вынула перстень из коробочки и надела его имениннику на безымянный палец левой руки, туда, где обычно носят обручальное кольцо. Восхищенно рассматривающий подарок парень не заметил странную улыбку девушки. Вдоволь налюбовавшись перстнем, именинник достал из кармана кожаной куртки футляр и вручил его красотке. «Это тебе, с днем рождения, сестренка!» Элси открыла футляр, и, завизжав от восторга, кинулась на шею брату. Это было не просто бриллиантовое колье, его заказал для ее соперницы в красоте и в модельном бизнесе богатый поклонник. Элси хотела получить это колье и получила его, она всегда получала, что хотела. «Ну, Ден, ты же тоже приготовил подарок, не бойся, ну!» Мальчишка достал из кармана коробочку, и, смущаясь, вручил ее сестре. Та быстро вытащила маленький изящный флакон духов, понюхала и удивленно посмотрела на младшего брата. «Откуда это, какая фирма, что-то новое?» «Специально тебе, нет больше таких» — насмешливо ответил старший брат. Элси с искренней радостью обняла младшего брата, смутив того еще больше. Старший брат налил шампанское для сестры, взял свой бокал. «За наш день рождения!» — три бокала, с ромом, шампанским и апельсиновым соком, коснулись друг друга с нежным хрустальным звоном.         

Когда за козла не ответишь

А у нас в Твери есть музей козла. Символ города у нас такой — козел. И называют нас «тверские козлы». Это не потому, что мы такие гады, а потому, что промысел был такой в городе — шкуры козлов выделывать да сапоги из них шить. Вот так и пошло прозвище. Теперь люди, которым интересна история города, открыли такой музей — музей козла. Маленький частный музей, билет стоит очень недорого, и три зала разнообразных козлов! Даже иностранные козлы есть. И шкуры выделанные тоже. Даже знакомый нам всем с детства непременный атрибут любого школьного спортзала — тот самый «козел», через которого заставляли всех прыгать. В музее через него прыгать нельзя, а забраться и посидеть — можно. Интересный и необычный музей, нам понравилось.





Путь Красавчика, или "...когда они окружили дом, и в каждой руке был ствол..."

Комиссар полиции сидел за столом в своем рабочем кабинете и рассматривал присланные ему сегодня утром фотографии. На них его красавица-жена была запечатлена в объятиях любовника. Очень качественная съемка, все детали были видны отлично, чтобы ни у кого не было сомнений в том, кто изображен на снимке. Даже маленькая родинка на нежной щеке, даже татуировка в виде бабочки на груди женщины. И другая — розовая ветка с пятью бутонами, обвитая змеей, на мускулистой спине мужчины. В любом другом случае эти фото  — повод для дуэли и развода, но не в этом. Такую татуировку в принудительном порядке делали в местах, не столь отдаленных, отверженным — осужденным за насилие в отношении малолетних. За связь с таким женщину ждала казнь — сначала гражданская, потом обычная. Несмываемое пятно позора ложилось на весь род несчастной. Обычно такие дела до суда не доходили — семьи сами расправлялись с неосторожной, выдавая все за несчастный случай. Комиссар полиции понимал, что вскоре последует звонок, и ему сделают предложение, от которого он не сможет отказаться. Выход был только один — комиссар написал письмо, положил его на видное место, сжег дотла фотографии, приставил к виску табельный пистолет и нажал на курок...

Collapse )

Акела промахнулся-2, или моя благодарность будет безграничной в пределах разумного....

По мотивам и под впечатлением от этого поста Isfin (isfin) Ах, если бы мечта сбылась - какая жизнь тогда бы началась! (с), на основе комментов prof_y "да от этого Зига там Пауль с Вольфом бухать бы начали",  rainhard_15 "Очень реалистичная картина такой пьянки. Что касается Ройенталя - там всё сложнее... Он из принципа взялся бы защищать несчастную Аннерозе от притязаний "этого чудовища", и после серии дуэлей на чём попало всё ещё итог неясен, кто ж кого победил."


Оберштайн откупорил очередную бутылку и дрожащей рукой разлил ром по бокалам. «Ну, за удачу!» — произнес он заплетающимся языком. Вольф смог только кивнуть. Еще несколько месяцев назад такую ситуацию невозможно было представить, но теперь кошмар стал реальностью. А все из-за чего? Да из-за Зига. Он получил все, о чем мечтал, и даже больше. Власть, деньги, почести, слава — все было у него, но аппетит приходит во время еды, а кушал Зиг всегда много.  Кайзер старался выполнять все желания друга, ведь тот спас ему жизнь, а, если пытался отказать, друг всегда напоминал о своей услуге, умело вызывая у кайзера чувство вины. Когда-то лихой боевой офицер на глазах у всех превращался в капризную одалиску, и это было ужасное зрелище. К тому же Зиг, хоть и женатый на принцессе, стал оказывать недвусмысленные знаки внимания Аннерозе. Аннерозе же не хотела иметь с Зигом ничего общего, Зиг обижался и не отставал, кайзер оказался как между двух огней. Аннерозе нарушила свое уединение, ведь Зиг своими визитами очень мешал ей выращивать розы, и поселилась в правом крыле императорской резиденции. Чтобы быть подальше от Зига, поселившегося в левом крыле.
В результате не выдержавшие нахальства Зига, Оберштайн и Миттермайер резко ушли в запой, и теперь в зюзю пьяные Вольф с Паулем, сидя в гостиной Миттермайеров, обнявшись, грустно пели "Я начал жизнь в трущобах городских", песня то и дело прерывалась горестными всхлипами Вольфа "Пауль, он же скотина, скажи, ведь скотина, правда?" Собака грустно подвывала песне. Эва, нежная и растерянная, стояла рядом с полотенцем в руках и не знала, то ли бить им их, то ли слезы вытирать...
Барон Ройенталь решил поиграть в Айвенго и защитить Аннерозе от поползновений выскочки-простолюдина, вызвав Зига на дуэль. Безрезультатно.
Очередная дуэль закончилась как всегда, вничью - оба одинаково владели оружием. "Мы еще встретимся" - злобно прошипел Зиг. "Обязательно встретимся!" - пообещал барон, и каждый направился к своему автомобилю. Барон поехал искать утешения в объятьях знакомых красоток, а Зиг направился прямо в кабинет кайзера. "Она меня не любит! Сделай что-нибудь! Поговори с ней!" - в отчаянии воскликнул Зиг. "Да говорил уже, толку-то..." Сестра, упрямая как стадо мулов, стояла на своем - "не люблю и не хочу!" А вчера вообще высказала все, что думает о друге своего брата, не стесняясь в выражениях. "Она не хочет быть с тобой, я ничего не могу поделать." Зиг, решивший картинно грохнуться в обморок для лучшего воздействия на друга, жизнь которого он, вообще-то, спас, не рассчитал траекторию полета, ударился головой о край стола и на самом деле потерял сознание. Кайзер вызвал врача, с трудом перетащил друга на диван и уселся рядом, готовясь выслушать очередной поток жалоб. Ситуация была безвыходной даже для кайзера. "Может, напиться, а? Как раз третьим буду..." Миттермайер и Оберштайн, бухавшие третью неделю, официально считались находящимися в командировке. Так что присоединиться к ним было не сложно - может же глава государства тоже уехать в командировку?
Зиг, давно пришедший в себя, обдумывал план устранения Ройенталя. Сначала он хотел втянуть того в заговор против кайзера, но тут только желания мало, нужны еще и мозги, а их у Зига не было. Поэтому Зиг пошел самым простым путем - решил нанять киллера. С тех времен, когда Зиг помог полиции в некоем деле, у него остались определенные связи, так что выйти на нужных людей проблем не составляло.
Ройенталь не верил своим глазам - перед ним стояла сама Аннерозе. Бросив на отиравшуюся тут же Эльфриду взгляд, заставивший ту от греха подальше свалить в предрассветный туман, Аннерозе опустила долу очи и горестно вздохнула. Потом, видя, что барон стоит столбом, сама подошла к нему и взглянула ему в лицо глазами, полными слез. Барон перепугался - с виду жесткий и даже жестокий, он ужасно боялся женских слез. Аннерозе пошла ва-банк - подойдя вплотную к остолбеневшему барону, обвила руками его шею, слеза скатилась по нежной щеке...Ее прекрасное лицо было так близко, аромат духов "Цена любви", стоивших, как хороший автомобиль, кружил ему голову..."Спаси меня, мой император!" - прошептала Аннерозе нежно и страстно. "Я сделаю для тебя все что угодно, моя императрица!" - воскликнул очухавшийся наконец красавчик и, подхватив даму на руки, понес в спальню. "Для этого выскочки можно нанять киллера" - осенила барона "здравая" мысль. О том, чтобы надеть корону на свою голову, барон иногда подумывал, но это ж геморрой какой. Там же дела всякие государственные, на дам времени совсем не будет...


С виду чопорная и холодная, Аннерозе вытворяла в постели такое, что даже многоопытный барон был потрясен. Но за слова надо отвечать, и Аннерозе явно старалась не страсти ради. "Придется поднимать мятеж" - грустно подумал барон. О том, что можно жениться на Аннерозе, сделать той ребенка и тихо убрать кайзера с помощью яда, он и не подумал. Аннерозе же в кошмаре видела выйти замуж за этого непредсказуемого индивидуума, а уж рожать - да вы что, как можно испортить беременностью самую тонкую талию в Атланте, тьфу, в империи! Но сначала нужно было устранить Зига. Знакомые красотки в известном месте подсказали барону нужный телефон. 


Коротышка Шульц, посредник, получил сразу два заказа, и каких! Он тут же связался с Рубинским, у которого давно состоял осведомителем. Тот дал добро - ситуация выходила презабавнейшая, можно сделать пакость Рейху и заодно поразвлечься, наблюдая события со стороны. Коротышка Шульц принял заказ.


 ...Он был профессионалом, работал давно и уже ничему не удивлялся, не удивился и сейчас, только решил проследить за обоими жертвами сам, не доверяя помощникам. Вскоре план был готов. Сначала он хотел подстроить обоим несчастные случаи, но передумал. Есть вариант получше. Вызвав обоих заказчиков на одно время в одно и то же условленное место, киллер, вдоволь полюбовавшись физиономиями двух встретившихся врагов, понявших все, дважды выстрелил. Яд убил обоих мгновенно, а крошечные царапины затянулись за считанные минуты благодаря особому веществу, входившему в его состав. Так, актеры были тут, оставалось подготовить декорации. 


....Их нашли к вечеру, оба с табельным оружием в руках, лица перекошены злобой, у Зига - пулевое отверстие точно посередине лба, барон получил пулю в сердце. Узнав о смерти друга, кайзер почему-то почувствовал то, в чем не хотел признаться даже себе - облегчение. Достал его Зиг уже своими требованиями, выходками и капризами! Аннерозе от злости в клочья порвала шелковый носовой платок. "Вот идиот, ничего сделать не может толком! Придется все делать самой!" К счастью, барон был очень разговорчив в постели, и телефон посредника у красотки уже был.


 ....Они встретились в полночь, киллер передал заказчице флакон мужской туалетной воды "Цена любви". "Не перепутайте, флаконы абсолютно одинаковые. Подойдете и пшикните на жертву. Смерть наступает через 12 часов от естественных причин" . Аннерозе поспешила домой, завтра утром она осуществит задуманное.


Киллер учел все - он знал о приступах лихорадки и подобрал идеальное средство убийства. Да и флакон был с секретом - при нажатии через крошечный шип убийца получал тот же яд, что и жертва. Аннерозе умрет следом, так что допросить ее не смогут, даже если что-то заподозрят. Учел все, кроме тупости исполнителя - Аннерозе перепутала флаконы и даже не заметила этого. 


Явившись утром к брату, вся в черном и грустная, она, заливаясь притворными слезами очень даже натурально, твердила, как она сожалеет о своем отношении к Зигу, какой он был замечательный и т.п. В конце разговора сестра вручила подарок, предварительно щедро опшикав волосы и шею брата из изящного флакончика. Запахов она не чувствовала - боясь отравиться сама, Аннерозе засунула в нос вату, пропитав ее хлоргексидином - а что, он же убивает микробы, с ядом тоже справится. Вата и едкая жидкость лишили нос способности воспринимать запахи. Аннерозе посмотрела на часы - завтра в 22-34 вечера империя лишится своего властелина. Обратный отсчет для кайзера уже включился.


 Кайзер, недоумевая, зачем сестра вручила ему флакон женских духов, к тому же начатый, в конце концов решил, что с горя перепутала. Он поверил в искренность чувств сестры. Но сестра создала ему проблему своим подарком, слишком щедро облив очень стойкими духами. Кайзер отправился отмываться. Через два часа с помощью жесткой мочалки, хозяйственного мыла и ароматической ванны кайзер справился с напастью, хотя волосы напоминали теперь паклю, а кожа в некоторых местах была стерта до крови. С мундиром дело обстояло куда хуже - он и тер его щеткой с мылом, и махал им - мундир благоухал, как парфюмерная фабрика. От отчаяния кайзер решил применить одеколон - стало еще хуже. К мундиру подойти было нельзя, на расстоянии двух метров от него начинали слезиться глаза. Пришлось вспомнить учебу. Вооружившись тазиком, водой и ядреным армейским мылом, смывавшим самую едкую и стойкую грязь, кайзер, стараясь дышать через раз, опустил мундир в мыльный раствор. Навыки стирки пригодились, хотя на избавление от запаха понадобилось еще два часа. Но мокрый мундир не оденешь, а запасного не было. Повесив мундир сушиться, кайзер, запасшись медикаментами, продовольствием и книгами, закрылся в спальне, объявив себя больным. Можно отдохнуть, почитать, да и раны подлечить, чтобы они хоть не так заметны были. 


Аннерозе была счастлива, опустив очи долу, чтобы никто не видел злобного торжества, сиявшего в них, как огни рекламы ночью, она мирно вышивала, поглядывая на часы и ожидая радостного для нее известия. Воспользоваться своими духами она не забыла, хотя и не чувствовала запаха. Пусть ей завидуют - ведь купить такое могла позволить себе не каждая дама!


Шли вторые сутки добровольного заточения. Книги были все прочитаны, продовольствия почти не осталось, раны затянулись настолько, что их можно было успешно замазать гримом, а мундир все не высыхал. Кайзер потрогал плотную ткань — та была противно влажной. Что ж, придется еще раз вспомнить академию — кайзер через потайную дверь вышел из спальни и, озираясь по сторонам, пробрался в кладовку. Вернулся с добычей. Разложив мундир на гладильной доске, провел утюгом по мокрой ткани — раздалось шипение, повалил белесый пар. Кайзер с энтузиазмом продолжил работу. Несколько раз он оглядывался по сторонам, чувствуя на себе чей-то взгляд, но никого не обнаружил. Вскоре кайзер с удовольствием разглядывал чистый выглаженный и сухой мундир. В хозяйственном азарте он и плащ выгладил. Одевшись, вышел из спальни и объявил дежурному офицеру, что совершенно здоров. Новость со скоростью урагана распространилась по резиденции.


Аннерозе напрасно ожидала желанной вести. Шли вторые сутки, а брат был еще жив. На саму Аннерозе яд тоже не действовал — она была здорова как бык, слабым местом у нее являлось отсутствие мозгов, но тут яд был бессилен. Наконец, свершилось! В комнату вбежала взволнованная фрейлина. Аннерозе  приготовилась горестно зарыдать, но фрейлина выпалила «его величество выздоровел!» и выбежала из комнаты. Аннерозе вскочила, злоба овладела всем ее существом, кровь прилила к голове, в глазах потемнело, тут-то яд и сработал, устроив Аннерозе то, что раньше называлось апоплексическим ударом. С перекошенным, налитым кровью лицом и выпученными глазами Аннерозе грохнулась на ковер.


Узнав о гибели Зига, Оберштайн и Миттермайер нет, не прекратили бухать, а на радостях окончательно слетели с катушек. Эва, решившая навести порядок на кухне и начавшая с чистки и так идеально чистой плиты, услышала из гостиной нестройное пение «лежу с разбитой головой, в ушах родной мотив..», сопровождаемое зловещим воем. Тут она не выдержала — фурией влетев в гостиную, со всей силы вмазала с левой мужу в глаз. «Эва, за что» — удивленно произнес Вольф и уронил голову на стол. Оберштайн мирно спал на полу, обняв собаку, как подушку. 


 Принудительно и экстренно выведенный из запоя Оберштайн медленно шел по коридору имперской резиденции, и его вида пугались даже отчаянные офицеры. На бледном худом лице с синими кругами зловеще светились электронные глаза, испуская красноватые острые лучи. Миттермайер, как приклеенный, плелся за ним следом. Получив известие о смерти Аннерозе, Оберштайн решил осмотреть ее комнату. Флакон с мужской туалетной водой сразу вызвал его подозрения, к тому же он вспомнил, как еще недавно наблюдал кайзера за странным для правителя занятием - глажкой мундира. Тщательно рассмотрев не свойственную даме вещь, заметил то, о чем слышал только рассказы на уроках истории — крохотный шип. Миттермайер, тоже находившийся в комнате, с интересом рассматривал обстановку и не обращал на действия Оберштайна никакого внимания. Воспользовавшись этим, Пауль ловко положил улику в карман мундира и продолжил осмотр. «Она покончила с собой из-за несчастной любви» — мрачно произнес он наконец. «Из-за чего!?» — Вольф аж подскочил, услышав такое. «Это холодное создание способно любить!?» Вечно кислое и недовольное лицо красотки как-то не вязалось с такими страстями. «Увы, это так. Кайзеру скажем, что она подавилась вишневой косточкой. Не прикажет же он вырубить все вишни на Одине». «Да и пусть прикажет, они тут все равно кислые урождаются, не велика потеря!»


Не приказал, да и вообще отнесся ко всему как-то слишком спокойно. Но только вот с тех пор оружие всегда носил с собой — лучше уж он сам о себе позаботится, чем снова попадет в такую ситуацию, став кому-то обязанным. 

Прощай, Саша, или о развенчанных кумирах.

С юности я восхищалась Александром Македонским. Нет, не Сашей Македонским, Александром Солоником тож, а тем самым, который правитель. Он был красив и круг, завоевал империю и умер молодым, как и положено главгерою. Огромная империя пережила своего основателя ненадолго. А фильм «Александр»! Я пересматривала его еще и еще, с восхищением и завистью глядя на красавчика-главгероя и его не менее красивого другана. И не надо о Зиге и Райнхарде, я их тогда не знала. Какое еще свидание, зачем оно мне, лучше я еще раз увижу его, белокурого красавца на лихом коне и в роскошных одеждах! Хотя блондинов я вообще не люблю. В свой день рождения, 25 лет, я сидела грустная и унылая — мне уже 25, и где империя!? А Александр Македонский в мои годы.... И его имя — с детства люблю это имя. И ум и отчаянная храбрость. И загадочная смерть — то ли отравили, то ли какая-то неизвестная науке  хворь напала. И вот сегодня узнаю ужасную новость — «..скончался от переедания и чрезмерного употребления вина. Как передает news.ru, ссылаясь на Greek Reporter, посмертный диагноз Македонского ‒ острый панкреонекроз ‒ исследователи поставили по результатам изучения симптомов, описанным в исторических источниках». Какое ужасное разочарование — кумир моей юности! Ах, Саша, Саша...

Я сделаю тебя, щенок, или по стопам Фиделя...

Очень обидно проигрывать, когда привык побеждать. Но это был не проигрыш, а полный разгром — рыцарей розы больше не существовало. Их тела остались там, в пустых, залитых кровью коридорах. Юлиан отправился в гости к кайзеру, а тело «плохого парня средних лет» с трудом погрузили на носилки, и два дюжих санитара понесли его туда, где живым не место. Едва взглянув на носилки, паталогоанатом заорал: «Идиоты, вы куда его принесли, у него же кровь течет! В реанимацию, живо!!!» Санитары рванули с носилками туда, куда их послали. Сколько продолжалась клиническая смерть, никто не знал, поэтому могло быть всякое. Серьезные раны и большая потеря крови шансов оставляли мало, но Вальтер отчаянно цеплялся за жизнь. В бреду, весь в проводах и капельницах, он упрямо шептал: «Я сделаю тебя, белобрысый щенок, я увижу, какого цвета у тебя кровь. Ты еще будешь молить о пощаде!» Железный организм справился, и вскоре полковника отправили в обычную палату. Одиночную и с охраной у двери. Едва поняв, что выжил, отчаянный розенриттер стал готовиться к побегу, не забывая, впрочем, провожать оценивающим взглядом медсестер. Лежать в больнице было невыносимо скучно — ни выпивки, ни карт. Оставались только силовые упражнения, пусть сложно, но в форму приходить надо. А еще Вальтер начал читать, сначала от скуки, а потом...Однажды в руки ему попалась старинная книга, биография некоего руководителя одной маленькой страны на берегу Карибского моря. Вальтер был восхищен и покорен. Вот это да! «Наглость — второе счастье» — подумал он. То, что к наглости прилагались и мозги, Вальтер как-то не учел. Да и в регионе его проживания мозги не котировались, а вот наглость вполне могла помочь. Теперь Вальтер знал свой путь — он станет главой страны и сделает этого выскочку, обязательно сделает!  

Я мзду не беру, мне за державу обидно...

Под впечатлением от поста prof_y (prof_y) О термине "красное золото"


Прочитала я про японцев, любят они, значит, пару эту, везде у них красное и желтое — особливо в блюдах разных. А мы что, хуже?
Вот что у меня случайно оказалось
IMG_20190917_071752.jpg.
Но мне этого мало, я попросила мастера сделать мне украшение с сочетанием красного и желтого. А она мне вот что предложила
украшение новое.jpg
Удачно так получилось, уже готовое. Но заказ сделан на "красное золото". А то прям за державу обидно.

Путь Красавчика, или тени и тлен

Эстель постаралась — изысканный ужин на двоих, заказанный в ближайшем ресторане, ароматические свечи, полумрак спальни, и она — в снежно-белом кружевном пеньюаре, как Венера в пене морской. Невинность и порок, юность и опыт, скромность и сладострастие — и это все в ней, белокурой фее. Дон Себастьян прибыл вовремя, он вообще был очень пунктуален. Охрана, шестеро дюжих парней, не обремененных интеллектом, но обладавших великолепной реакцией и меткостью, остались в гостиной. Как всегда. Эстель с обворожительной улыбкой протянула дону высокий узкий бокал с трехсотлетней выдержки вином, красным, как кровь. Дон, бывший уличный бандит, к изыскам так и не привыкший, одним махом выпил вино, как пьют водку из консервной банки. Внезапно дон поперхнулся, лицо побагровело, глаза выпучились, он взмахнул руками и грохнулся на пол. Несколько конвульсий — и все. Эстель завизжала на всю спальню. Услышавшие крик телохранители вломились в помещение, увидев мертвого главаря, среагировали моментально — изрешеченное пулями тело Эстель медленно опустилось на ковер. Потом только догадались вызвать врача и помощника дона Сальваторе. Врач осмотрел дона, в передвижной лаборатории моментально сделали анализы. «Такая доза конского возбудителя жеребца с ног свалит». Комнату осмотрели, брачный контракт и заботливо приготовленная ручка лежали на тумбочке у кровати. «Все понятно, красотка очень хотела замуж. Уносите их». Покрытые простыней тела вынесли из комнаты. В клане дона Сальваторе начались разброд и шатание, так что «Афродиту» поделили между собой дон Винченцо и Принц Джордж.


Collapse )