Золото и розы, или Лукреция голденбаумовского Рейха


Помните ли вы Лукрецию Борджиа? Конечно, разве такую женщину можно забыть? До сих пор неясно, кем же была эта красавица с золотыми волосами — невинной жертвой интриг своего пакостного семейства или злодейкой подстать им. Много чего говорят о ней — делала не то, любила не тех.
Это я ее к чему вспомнила? А вот к чему. Версия была, RAYNE_MINSTREL вот здесь  https://ru-logh.livejournal.com/272070.html высказанная, что подверглась Аннерозе насилию со стороны папочки — алкаша конченного. Насилие такое было вполне возможно. Крепкие горячительные напитки заставляют человека, регулярно их употребляющего в запредельных количествах, быстро забыть о совести, чести, морали и нравственных принципах. Только вот Аннерозе об этих нормах помнила и понимала, что то, что с ней сделали, это очень грязно и очень стыдно. Жертвы насилия склонны иногда винить в произошедшем себя. а насильника оправдывать. Психика девочки-подростка и так неустойчива и ранима, а тут еще и это. Так что психика, чтобы не разрушиться, будет выстраивать линию защиты.
Есть в психологии понятие «рационализация» Это «понятие, которое характеризуется неосознанной попыткой обосновать рационально нечто абсурдное, что противоречит общепринятому мнению». Аннерозе вполне могла убедить себя, что все происходящее вполне нормально и естественно. Это форма родительской любви такая. Вот Лукрецию тоже папа так любил, и ничего, никто их не презирал, знатные были и богатые, респект им был и уважуха.
Только внутренний конфликт между психзащитой и моральными нормами, в которых Аннерозе воспитана, никуда не денется, просто мысли о недопустимости будут вытесняться, а вот агрессия — и внешняя, и внутренняя, появится.
Аннерозе считает себя падшей женщиной — с чего бы, положение фаворитки в Рейхе не является позором, наоборот, это честь и завидная участь для многих. Позором такое положение считают только дамы высокоморальные, но они скорее пожертвуют жизнью, чем согласятся с такой участью. Убить себя можно и с помощью болезни — психосоматоз и программа самоуничтожения. Так, может, она из-за инцеста себя считает падшей? Аутоагрессия здесь проявляется во всей красе.
Однако, вполне нормальное желание любить и быть любимой никуда не денется, а, благодаря рационализации, границы дозволенного сильно размыты, и объект любви в такой ситуации может быть не совсем типичный для дамы. Мужчина, да, но родственник, очень близкий родственник. Родной брат-красавчик.
Лукрецию помним? Неравнодушна была, говорят, к родне своей близкой. Запретное чувство к брату вполне может возникнуть из обычной сестринской любви у девушки с уже искалеченной психикой. А что, он молод, красив, любит сестру, да не просто любит, а на пьедестал возвел и снизу вверх смотрит. Она заменила ему мать, она пожертвовала собой, чтобы...
А чем она пожертвовала, а? Вот если бы она добровольно предложила себя Фридриху в обмен на титул и карьеру для брата, тогда это жертва. А так, Фридриху Аннерозе привезли, согласия ее не спрашивая. Так было ей чем жертвовать? Нет, не было.
Брат, кстати, карьеру сам делал на весьма опасных участках фронта. Без Аннерозиной протекции. Но считает, что она для него пожертвовала своей жизнью. И честью. Комплекс вины хорошо и быстро сформировался. Зачем сестрица Аннерозе это сделала, она же прекрасно знает, что ничем не жертвовала и ничем не помогает? Просто человеком с чувством вины легко управлять. Да еще и любящим безгранично. Как сестру любящим, а этого ей мало, Аннерозе хочет от брата любви иной. Как у Чезаре к Лукреции. А что такого? Уже ничего, она научилась считать ненормальное нормальным. Брат, к тому же, узнав постыдную тайну, презирать сестру не станет. Наоборот, будет жалеть ее, ненавидеть отца и себя, как невольную причину страданий и позора сестры. Идеальный вариант для манипуляций.
Только брат, увы, нормален, и на такое не горазд. В открытую не предложишь, а намеков он не понимает. Желание, запретность и недоступность объекта любви рано или поздно вызовут к этому объекту агрессию, потом ненависть. В итоге — далеко не сестринские чувства в 26 серии. Далее. Ладно, Фридрих старый и навязанный, но Зиг — молодой/красивый/влюбленный — тоже не хочу. Почему, спрашивается?
С ней рядом нет мужчин, не только мужа/любовника, но и поклонников. Только юный паж, а почему не девушка, что более естественно для дамы в уединении? Замена недоступного младшего брата? Почему не поддерживает близкого и единственного родственника в сложных ситуациях? Жажда обладания, переходящая в желание смерти — так бывает. И тогда понятно и стремление уехать подальше от брата, и явная неприязнь к Хильде. «Почему она, а не я?»
Брат мог в конце концов понять истинные чувства сестры, понять и ужаснуться. Он же не Чезаре Борджиа, который вообще берегов не видел, он эти берега прекрасно видит и нестандартных наклонностей не разделяет. Ничьих, даже сестры, пусть и когда-то любимой.
Она так же красива, те же золотые волосы и голубые глаза, как та, о которой спорят уже несколько веков. А, может, и столь же порочна? Вот она, златовласка рейховская. </p>

  


Кому цветочки-то, фея? Рудольфу Гольденбауму или тому, кто еще жив?

Ну и гад же ты, или о гаджетах и детях

С деньгами у нашей семейки, ну, как...По меркам Европ всяких и Америк наши доходы вызовут лишь вопрос  — «ой, как вы вообще живете-то на это!?» и желание помочь хотя бы продуктами, по меркам Москвы — «ну, вы лохи, вообще, на это жить!», а по меркам города нашего провинциального — «ничего, нормально, жить можно». И неплохо можно жить, на конфеты и оружие хватает. А вот с техникой у нас  проблемы. Комп старый, когда я его включаю, он ревет, аки стартующий транспортник выпуска века этак 20-го. А телефоны — это же обнять и плакать, планшет старше моего сына. Купили вот ноут, б/у, понятно. Сколько проживет, не знаю. А все почему? А потому что техника в руках моих детей превращается в неработающий хлам, причем, превращается очень быстро. Мой младший, разозлившись на брата за то, что тот планшет ему не дает, укусил тот самый планшет за экран. Экран пошел трещинами, а сам агрегат перестал реагировать на все. Вот так, один укус, куда там королевской кобре! Четыре ему тогда было, сыну младшему. Теперь навороченная техника нам не только не по карману, но и не по контингенту. Вдруг она тоже будет моему младшему по зубам!?

Характеристика на Аннерозе фон Грюневальд, урожденную фон Мюзель

Совершенно секретно, хранить вечно, при угрозе изъятия — ликвидировать любой ценой.

Аннерозе фон Грюневальд, урожденная фон Мюзель — красива, может быть обаятельной, производит впечатление доброй и милой девушки. Выглядит моложе своего истинного возраста, косметикой не пользуется, пластических операций не делала. Активно и успешно эксплуатирует образ жертвы политического режима и сексуального насилия. Бесчувственна, лишена всяческих моральных принципов, глупа, при этом упряма и тщеславна. Мечтает взять реванш за унижения со стороны знатных аристократов. Стремится к власти. Склонна вызывать доверие и использовать людей в личных целях. Угрызений совести не испытывает. Данная особа может быть использована в качестве подставной кандидатуры при захвате власти, в качестве идейного наемного убийцы (после выполнения задания немедленно ликвидировать). Беспартийная, характер скверный, не замужем.

Путь Красавчика, или "когда они окружили дом, и в каждой руке был ствол..."

«Эти идиоты все-таки решили ввести  сухой закон, история ничему не учит их. Зато она учит нас. Мы не упустим свой шанс, как не упустили его те парни. Для нас наступает золотое время, ребята, и мы воспользуемся нашим шансом!» И они воспользовались. Власти решили рьяно бороться с пьянством, распивочные закрывались, вместо них открывались многочисленные чайные. Они были разными — с чаем попроще — для простолюдинов, с элитными сортами чая — для аристократии и просто для тех, у кого были деньги. Чай ввозили с Феззана, его властелин воспользовался возможностью хорошо заработать, ну, и пакость очередную сделать Рейху. Совмещал полезное с приятным. Понятно, что чай был лишь прикрытием, с Феззана везли то, что запрещал «сухой закон». Преступные кланы стремительно богатели. Казино «Афродита» пользовалось бешеным успехом, роскошная обстановка, мир богатства, похоти и азарта, мир, где рушились жизни и приобретались состояния, мир, где заключали крупные сделки, покупали и продавали — товар, красоту, совесть, жизнь...Контролировал казино дон Сальваторе, другие же очень хотели заполучить этот лакомый кусок. Несколько попыток захватить контроль над казино закончились неудачей.

«Этот хитрый сукин сын, дон Сальваторе, опять вычислил наших людей. Хорошо, что они не признались ни в чем. Негодяй! Я надеюсь только на то, что женщины, которых он так любит, погубят его!» Погибель дона Сальваторе звали Эстель. Утонченно-красивая, казавшая юной невинной девушкой, она считала себя певицей, актрисой и моделью в одном лице, причем очень талантливой. Однако единственный талант, которым она обладала в полной мере — тратить чужие деньги. Мужчин она выбирала, руководствуясь толщиной их кошелька и их желанием содержимое этого кошелька на нее тратить. Остальное ее не интересовало. Дон Сальваторе вполне устраивал ее, хотя в интимном плане давно уступал своей платежеспособности. Но для таких развлечений существовали молодые и горячие парни, хотя патологически ревнивый дон сразу сказал, что за измену убьет на месте. Но глупая и тщеславная Эстель считала себя умной и хитрой. Недавно она нашла себе очередного молодого любовника, студента по имени Анхель. Как и многие приезжие, он был беден, но Эстель это не волновало — в постели он превосходил всех, кто был до него. Анхель был очень красив, нежен, обходителен, и глупая красавица сама не заметила, как влюбилась в него. «Жаль, что я могу сделать тебе подарок, достойный твоей несравненной красоты» — говорил он, преподнося ей скромный букет или какую-нибудь недорогую, но оригинальную вещицу. Однажды красотка чуть не попалась, дон Сальваторе устроил ей сцену ревности и даже поставил синяк. «Как жаль, что такая женщина, как ты, должна терпеть его, а ведь он тебе не муж даже. И деньги ты тоже вынуждена просить у него, а он решает — когда и сколько, а муж обязан достойно содержать свою жену...» Его слова ранили Эстель, как острые осколки стекла. Ей было уже за 30, хотя внешне она выглядела лет на 16. Пора было подумать о будущем, но дон не желал жениться на ней, а ее соратницы по ремеслу уже злорадно шептались за ее спиной — «скоро она будет никому не нужна, ее время уже уходит». Эстель ничего не придумала умнее, чем рассказать обо всем своему юному любовнику. Однажды Анхель принес какой-то пузырек и бумаги. «Смотри, это брачный контракт, дашь своему этому там подписать его. Но сначала вольешь ему в бокал вот это. Это заставит его потерять голову от страсти, и он подпишет все, что ты попросишь.»   

Речь в защиту Аннерозе. С наездом.

Как это Вы не любите Аннерозе!? Она злая и жестокая!? Да кто Вам сказал такую чушь!!! Только такой бесчувственный и бессердечный человек, как Вы, может не видеть всей ее доброты и нежности, чуткости, чистоты и порядочности. Почему брату подарки не дарит? Дарит, пирожные, мало, что ли? Ну и что, что он уже офицер, офицерам пирожные нельзя? А почему, зубы попортят, что ли? А зачем им зубы, кусаться, что ли, собрались? У них оружие есть. Нет у нее денег на подарки, она же не работает, а Фридрих ей карманные зажимает. Почему мясом не кормит тогда? А где она его возьмет, мясо это? Вы  кайзера старого на охоте видели когда, или с колбасой в руках? Не видели, он только розы нюхает, значит, вегетарианец. А, если так, то мясо при дворе под запретом, даже если нет, фаворитке его точно нельзя. Из добровольно-принудительной солидарности. И что ей теперь, мясо тырить, рискуя жизнью? Вот то-то же. И чем пирожные не устраивают? Вон брат тощий какой и изможденный, откормить надо. Что она в 26 серии сделала, брата послала? Так она это из любви сделала, чтобы взрослел-зрел-мужал, а не у сестриной юбки сидел. А то останется этой, как ее, незрелой личностью, вот, а ему еще Галактику завоевывать. А там дядьки все злые, топорами дерутся. А как он их победит, если останется инфантильным ребенком, а? И придется от них удирать, а он не избушка на курьих ножках, чтобы к кому-то там понятно чем поворачиваться. Любя она это все, любя. Ах, в гости не ехала, свадьбой не довольна? А что ей туда ехать, брат вон какой крупногабаритный стал, пирожных на него не напасешься, а ручной труд нынче в цене, и мука дорогая. И чего ей свадьбе радоваться, не ее же. А вот брат совсем о сестре не подумал, нет, чтобы мужа ей найти. Ей 30 вообще-то, а ни кола, ни двора, ни мужа, ни детей. Даже машины приличной нет. Вообще никакой нет. Совсем брат о сестре не думает, а она жизнь на него положила. Не важно, чью жизнь, главное, положила она на него. А он ей чем отплатил? Да ничем, мужа вот найти, и то не захотел! А она старшая, замуж старшие вперед младших выходят, а не наоборот. Опозорил сестру, на всю Галактику ославил. А она ничего, терпит, добрая, потому что. К кому добрая? А я почем знаю. Добрая, и все тут. Так что любить ее надо, холить и лелеять, аки розу нежную. Шипы есть, острые? А секатор Вам на что, справитесь.  

"Птичка, птичка в золотой клетке..."

Моя «любимая» героиня, гонимая невинность, красота в тюрьме. Фридрих с ней так жесток! Посмотрите, какое у нее лицо — изможденное, несчастное и испуганное! Не иначе, через день злобный кайзер собственноручно порет ее на конюшне, в перерывах розы нюхая. А она — всегда покорная, робкая и нежная, как весенний цветок.

Путь Красавчика, или этот паршивый городишко будет у моих ног!

Мальчишка, вздохнув, перевернул последнюю страницу книги и нехотя выбрался из своего убежища — он читал, закрывшись с головой одеялом и подсвечивая страницы фонариком. Родители не одобряли его увлечение чтением — лучше бы учился работать в саду. Но ребенка категорически не интересовало садоводство и огородничество. Его манило иное. Подойдя к окну, он долго смотрел на мерцающие на темном небе звезды, потом, стараясь двигаться бесшумно, вышел из дома. Он направился к холму, местности, куда родители запрещали ходить всем детям, но куда эти дети непременно ходили в тайне от них. С холма был виден Город - так жители небольшого поселка на городской окраине называли центр - с высотными домами и всем тем, что есть в любом городе мира. Отсюда Город был виден отлично, он располагался, будто в огромной чаше и как бы у ног смотрящего с холма. Мальчик долго смотрел на сверкающий огнями, манящий и таинственный мир, потом тихо и твердо произнес: "Этот паршивый городишко будет у моих ног, чего бы мне это не стоило!" Развернулся и поспешил домой - если родители хватятся его, скандал будет страшный. Мальчишке было всего десять лет, и он зависел от родителей.
Хрупкий подросток лет пятнадцати отчаянно дрался с превосходящими силами противника. Точнее, уже лежал на земле, прикрыв голову от ударов. Противников было трое, старше и крупнее его, они методично избивали свою жертву ногами, обутыми в тяжелые военные ботинки. Наконец, один из них, наклонившись к, казалось, уже сломленной и покорной жертве, ехидно спросил: "Ну, что, хватит?" "Вполне" - произнес подросток и вдруг, привстав, схватил неосторожного врага за волосы и резко дернул его голову в сторону. Тот умер мгновенно, даже не успев понять, что произошло. Его соратники, увидев смерть главаря, дружно смылись. Подросток медленно поднялся и поплелся к сооружению, напоминавшему древнюю колонку. Впрочем, это и была колонка. Приведя себя в порядок, он отправился домой - его родителям о происшедшем знать не надо, в свои пятнадцать он еще зависел от них.
Двое крепких парней с не очень одухотворенными лицами вели по коридору скромного снаружи и роскошного внутри особняка молодого парня, казавшегося на их фоне маленьким и хилым. Черная кожанка, того же цвета джинсы и шнурованные армейские ботинки, браслет с шипами на тонком запястье - обычная униформа плохих парней любого района. Зиг по кличке "Красавчик" - красивое лицо с тонкими чертами, нежная кожа и огромные синие глаза делали его похожим на кисейную барышню. В свои неполные семнадцать Красавчик был главарем самой жестокой и удачливой банды района. Он подчинил себе всех, даже "расписных" - взрослых уголовников, опытных преступников, имевших за плечами немалые сроки отнюдь не за кражу конфет. Умный, расчетливый, жестокий и беспринципный, Красавчик стал единоличным правителем района. За это он удостоился приглашения к дону Винченцо - главарю крупного мафиозного клана. Всего их было три, двумя другими правили дон Сальваторе и Принц Джордж - утонченный аристократ с холодными глазами убийцы.
"Дон Винченцо ждет вас". Все трое вошли в просторный кабинет, обставленный с дорогой простотой. "Дон Винченцо, вот тот парень, о котором я Вам говорил" - почтительно произнес один из вошедших. "Парень!? Он больше похож на девчонку!" - воскликнул громила, стоявший рядом с главарем. "Вы так думаете?" - спокойно спросил Красавчик. "Уверен!" - насмешливо ответил громила. Красавчик сделал какое-то неуловимое движение, и в ту же минуту громила, закрыв лицо рукой, стал медленно оседать на ковер. Сквозь пальцы потекла кровь. "Я не люблю, когда меня называют девчонкой" - спокойно сказал Красавчик, в упор глядя на дона Винченцо. "Я понимаю, это неприятно, мой мальчик. Ты же не виноват" - мягко сказал дон. Он вообще редко повышал голос, говорил всегда негромко, речь его была плавной и несколько медлительной. Такими же были и движения. Вообще дон Винченцо напоминал огромную кошку, сейчас мирную, но всегда готовую к смертоносной атаке. "Пантера Винс" - так называли его на улицах маленького приморского городка, откуда он был родом.
"Анджело, отведи, э....Как тебя зовут, мой мальчик? Зиг? О, мамма миа! Отведи этого молодого человека к Марио". "Марио дельный парень, ты многому сможешь научиться у него" - произнес дон, обращаясь к Красавчику. "И да, Анджело, вызови сюда Микеле и Доминика, ты же видишь, Басти уже не сможет выполнять свои обязанности". Один из присутствовавших в кабинете склонился к поверженному громиле, пощупал пульс и отрицательно покачал головой. "Скажите Франческе, что ее мужа убили люди дона Сальваторе. Скажите, что их было трое, нет, пятеро, да, пятеро. Его семья должна им гордиться, Басти был хорошим парнем, но очень невоздержанным на язык". Затем дон сделал знак, что аудиенция окончена. Почтительно поклонившись, Красавчик и его двое сопровождающих покинули кабинет. Итак, Красавчик сделал еще один шаг в своей преступной карьере - был принят в клан, в семью.

О, маленькая девочка со взглядом волчицы...Ставка больше, чем жизнь

Четыре месяца, четыре самых страшных месяца в его жизни продолжался этот путь. Идти можно было только ночью, днем - слишком велик риск, поэтому за ночь нужно было пройти как можно больше. Вольф шел не один, его спутником был тот самый человек, который помог ему после "казни". Вольф ничего о нем не знал, просто фигура, закутанная в широкий балахон с капюшоном, лицо закрыто маской. Даже голоса не слышал - все общение происходило жестами или с помощью клавиатуры. Наконец, они вышли к конечной точке маршрута - какому-то холму, оказавшемуся на деле искусно сработанной маскировочной сеткой, скрывавшей маленький космический корабль. Изготовленный явно в прошлом веке, он очень напоминал кастрюлю с крышкой. Оказавшись на борту и увидев приборы управления, бывший адмирал воскликнул "у нас тренажеры были современнее, эта посудина хоть взлетит!?" "Обязана взлететь" - услышал он в ответ, голос был очень знаком, а, когда балахон и маска были, наконец, сняты, Вольф, вскрикнув, сделал несколько шагов и, опустившись на пол, обнял колени той, которую любил больше жизни и считал потерянной навсегда. Эва, тихо плача, нежно и осторожно гладила рыдающего как ребенок, мужа по волосам. Посудина взлетела-таки, а разве был у нее другой выбор? 26 июля империя праздновала вторую годовщину восшествия на престол императрицы Аннерозе. Торжественные мероприятия начались ранним утром и продолжались до грубокой ночи. Даже сейчас, когда время перевалило за полночь, еще раздавались приветственные вопли и расцвечивали ночное небо салюты. Собравшиеся в небольшом скромном особняке тоже делали вид, что празднуют. На прямоугольном столе - чайник с чаем, заваренным по рецепту Аннерозе, с лепестками роз, и любимые пирожные Аннерозе, которые она так часто пекла, будучи фавориткой кайзера Фридриха.Теперь эти пирожные продавались в каждой кондитерской, стоили жутко дорого, но были качественными и вкусными - а попробуй, испеки их иначе, быстро уедешь в лагерь с клеймом "враг Рейха". Ну, да, клеймо, спасибо, на груди, а не на лбу, должны же граждане отличать врагов от законопослушных лиц. Речи собравшихся, хоть и об Аннерозе, были далеко не верноподданические. Во главе стола сидела баронесса Магдалена, особняк тоже принадлежал ей. Узнав, что ее бывшая подруга стала кайзерин, Магдалена быстро продала свой роскошный дом, сняла деньги со всех счетов и исчезла. Купив этот скромный дом, на чужое имя, конечно, Магдалена поселилась в нем, сменив даже внешность - черные волосы стали мышиного цвета, а карие глаза - тускло-зелеными. Нечего к себе внимание привлекать, и так слишком многие знают ее. С одной стороны стола расположилась чета Миттермайеров, они вели себя очень сдержанно, но глаза их выражали истинные чувства. Тактичная Эва даже малыша своего не целовала - не хотела ранить чувств сидевшей напротив Хильды. Ведь она не может обнять своего сына, он жив, но далеко, на территории Альянса, и Магдалена категорически запретила привозить его на Один. "Пусть хоть он останется в живых, если что, а Катерозе сумеет достойно воспитать его!" Как рыжеволосой альянсовской бестии удалось увезти ребенка из-под носа шпионов императрицы, было непонятно, но она сделала это. Теперь огненно-рыжий (хорошая краска, стойкая и безвредная) бойкий малыш жил с ней и считался дальним родственником "седьмаяводанакиселе", хотя злые языки утверждали, что это сын красотки от кого-то из рейховских адмиралов. По цвету шевелюры упоминали Биттенфельда, а Катерозе не опровергала слухи, ею же самой искусно распространяемые. Так малыш будет в безопасности - кому нужен сын казненного какого-то там вояки, лишенного, к тому же, титула, званий и состояния! Катерозе и так забот хватало - со всей силой убеждения она удерживала Юлиана, жаждавшего войны. Хотя война и так будет, скоро, и начнет ее усиленно готовящийся к ней Рейх. Императрица Аннерозе собиралась, захватив еще не подконтрольные ей территории, осуществить то, что не удавалось еще никому, даже ее брату - единолично править всей Галактикой. Рядом с Хильдой с виноватым видом сидел Фернер. Ему до сих пор было неловко за свое поведение, хотя он выполнял приказ, все все понимали, убеждая совестливого офицера в необходимости таких действий, тому все равно было стыдно. Заметив явное сходство помощника Оберштайна с "Лордом преисподней", которого знала лично, Магдалена быстро придумала план, блестяще осуществленный Фернером. Верный помощник советника, он успел многому у того научиться, поэтому, когда Меклингер, осторожный и опытный водитель, вдруг попал в автокатастрофу, Фернер, не желая такой или подобной участи, организовал удачное покушение на самого себя. Получавший хорошую зарплату, скромный в потребностях и бережливый офицер скопил изрядную сумму, которая, вместе с деньгами Магдалены, составила очень даже необходимый заговорщикам "стратегический запас". Теперь, когда все собрались-таки вместе, можно было приступать к последнему пункту плана - свержению императрицы Аннерозе. Да вот, именно так, достала всех уже! "Итак, сегодня ночью Аннерозе сделает себе подарок, как всегда в праздники. Вы все знаете, какой. Роль подарка сыграете Вы, адмирал. Что-то подсказывает мне, что у сегодняшней жертвы будут золотые волосы". После праздников, а их в Новом Рейхе было придумано множество, Аннерозе приглашала в свои покои красавца-стриптизера, обязательно не старше 25 лет. Куда их везут, парни не знали - просто заказ богатой дамы, рассказать же о подробностях уже не могли - никто еще из такой поездки не вернулся. "Хильда, Вы остаетесь с ребенком здесь, если через два часа мы не вернемся, забирайте все деньги и уходите. Вот адрес Катерозе и пароль, запомните, бумагу сжечь! Эва, возьмите коробку!" Эва, успевшая надеть мундир офицера дорожной полиции, с усмешкой положила в карман коробочку величиной с ладонь. Дорого обошлось фрау Миттермайер то мнимое спокойствие страшной июльской ночью - золотые волосы стали снежно-белыми, а глаза навсегда утратили теплую нежность, став серыми и холодными, как зимнее небо. Нежное добродушное личико Эвы тоже изменилось, черты приобрели властность и жесткость, но и удивительную тонкую красоту. Эти изменения позволили Эве сыграть роль злобной надсмотрщицы Эльзы. Эва сразу согласилась на предложение Магдалены, а под видом потаскухи пришла именно она. Да Эва согласна была стать хоть гремучей змеей, лишь бы спасти любимого мужа! Магдалена и Фернер, тоже в мундирах дорожной полиции, и закутанный в длинный плащ Миттермайер, вышли вслед за Эвой. Вся компания уселась в полицейскую машину. Роскошный автомобиль направлялся в императорскую резиденцию, когда непонятно откуда появившиеся полицейские велели водителю остановиться. Потрясенные подобной наглостью, предвкушая жестокую расправу с неосторожными, гвардейцы вышли из машины, все четверо сразу, и этим облегчили задачу заговорщиков. Четыре точных выстрела - и обездвиженные, но все осознающие гвардейцы кулями шмякнулись на дорогу. Эва и Магдалена быстро сделали каждому укол, а Магдалена кратко и доступно объяснила жертвам их дальнейшую участь в случае неповиновения. Умирать гвардейцы не хотели, особенно так, поэтому быстро согласились на все. И попробуй обмани, противоядие-то не получишь! Стриптизеру, кстати, действительно обладателю длинных и густых золотых волос, велели убираться восвояси, что тот и сделал, быстро исчезнув в ночи. Его место в машине занял адмирал Миттермайер, и очухавшиеся гвардейцы в сопровождении дорожной полиции продолжили путь. В резиденцию вошли через потайной ход, гвардейцы были послушны, необдуманных геройских действий не совершали, проведя адмирала в покои императрицы, быстро вышли за дверь, где и получили свое "противоядие", мгновенно погрузившее их в глубокий здоровый сон. Да разве бывает противоядие от физраствора! Аннерозе в длинном розовом пеньюаре, с распущенными волосами неторопливо вошла в свои апартаменты и..."Здравствуйте, принцесса!" - адмирал Миттермайер сбросил плащ и маску. Аннерозе хотела позвать на помощь, но..."Не дергайся, в пистолете - кислота. Помнишь, как у Чейза - "кожа с твоего милого личика слезет, как шкура с гнилого апельсина" Чейза Аннерозе знать не знала, а вот красоту свою ценила и терять не хотела."Что вам нужно? Деньги?" "Еще поесть предложи! Сядь за стол и пиши - сначала отречение от престола в пользу принца Александра, потом - чистосердечное признание. Ведь Мариендорф расплатился за твои дела, так?" Увидев, что Аннерозе замешкалась, Магдалена махнула пистолетом. "Живее". "Наручники снимите". "Так сойдет, пиши. А, если сделаешь не так, как надо, то вот твоя участь". Магдалена сделала знак Эве, возившейся с коробочкой, та нажала на кнопку, на темной стене вспыхнул яркий прямоугольник экрана и появились кадры столь ужасные, что Аннерозе в отчаянии рванулась вперед, хотя адмирал удержал ее, холодная сталь впилась в нежную кожу, но перепуганную императрицу это не остановило, она пыталась освободится из захвата, призывая на помощь мирно спящую охрану. "Охрана, убейте их, убейте их всех!!!" "Принцесса, ваше высочество, что с Вами?" Аннерозе открыла глаза, посмотрела вокруг. Ее спальня, сквозь тончайшие розовые занавески вовсю пробиваются яркие солнечные лучи, у кровати с испуганными лицами стоят доктор, старший садовник, горничная Ханна и юный воспитанник Адольф. "Вам приснился дурной сон? Вы так кричали!" "Дда, сон". "Тогда моя новость заставит Вас забыть о плохом!" - воскликнул просиявший улыбкой юный паж. "Тот самый куст роз расцвел!" "Тот самый!!! Идемте скорее!" Аннерозе, забыв обо всем, вскочила с кровати, и, едва накинув розовый пеньюар и сунув ноги в домашние розовые же с помпонами шлепанцы на тонком высоченном каблуке, помчалась в оранжерею. Ее свита рванула за ней. Аннерозе летела по коридору, едва касаясь пола, пеньюар развевался, как императорская мантия, правда, съехавший набок ночной чепец корону не напоминал ни разу. Тем самым называли куст роз, недавно выведенный селекционерами, стоивший баснословных денег. Еще больше было вложено, чтобы этот чахлый росток хотя бы выжил. Аннерозе влетела в узкую дверь оранжереи, ее свита ломанулась за ней, едва не вынеся дверь вместе с косяком и стеной и ...все замерли, восхищенные несравненной красотой и горделивым изяществом тонких линий нежного и капризного творения природы и рук человека. Цветок был прекрасен, а с его чарующим ароматом не могли сравниться даже самые тонкие и дорогие духи. Вдоволь полюбовавшись красотой, в кои то веки довольная собой и жизнью улыбающаяся принцесса, забыв страшный сон, отправилась завтракать. Она уже заканчивала пить чай, когда Ханна доложила о прибытии гостя. "У него есть очень хорошие новости для Вас" - с заговорщицким видом произнесла старая служанка. Еще улыбающаяся Аннерозе вышла в гостиную и чуть не заорала и не дала деру, увидев там вскочившего при виде ее Миттермайера. Поприветствовав принцессу согласно протокола, адмирал торжественно произнес "императору Райнхарду гораздо лучше, этот, как его, кризис миновал, и император будет жить!!! Наш император снова победил!" И вдруг, утратив всю торжественность, улыбнулся по-детски широко и радостно, и по-детски же доверчиво взглянул в синие глаза принцессы. "Это ведь правда хорошая новость, принцесса?" - тихо сказал адмирал. "Да, это прекрасная новость!" - по-военному четко отрапортовала принцесса и рухнула без чувств на пушистый ковер, слишком много событий за утро! Адмирал, призывая "всех, кто тут есть в этом доме", бросился к принцессе, не подозревая, что из всех лиц именно его она меньше всего хотела бы сейчас видеть...Бойтесь своих мечтаний, не исполнятся, так приснятся!